Актуальные идеи для малого бизнеса с нуля
Идеи для бизнеса
» » Исторический интерьер: "двойной дом" Фриды Кало и Диего Риверы в Сан-Анхеле.

Исторический интерьер: "двойной дом" Фриды Кало и Диего Риверы в Сан-Анхеле.



Строго говоря, в культе Фриды Кало этот дом – не первостепенное святилище. Куда главнее дом в Койоакане, в юго-западном пригороде Мехико: дом, где Фрида родилась, где долгие месяцы агонизировала после автомобильной аварии, которая искалечила ее на всю жизнь; куда вернулась после развода с Диего Риверой, где завела с ним же новую жизнь, воссоединившись, и где, наконец, умерла в июле 1954-го.

Но двойной дом в Сан-Анхеле на углу улиц Пальмас и Альтависта просто-напросто интереснее. Чем, в конце концов, не портрет странной пары, которая в нем обитала – портрет вроде того, что сама Фрида написала в 1931 году: огромный, круглолицый, пучеглазый Ривера и его жена, которая выглядит здесь невероятно миниатюрной, с кротчайшим видом вкладывающая руку в мужнину ладонь. Властный, уверенный в себе, спокойный вплоть до впечатления некоторой тумбообразности мужчина рука об руку с тихой чернобровой спутницей, застенчиво придерживающей шаль.

Нет, они, конечно, были страшно не похожи на эту буколическую пару – не в смысле внешнего сходства, а в смысле собственных натур. Он – импульсивный, патологически влюбчивый, чтобы не сказать блудливый, капризный скандалист. Она – самая яростная бой-баба во всем искусстве ХХ века. И все же двум этим странным людям, наверно, хотелось показать окружающим, что связывает их не только банальное клокотание страстей, но и нечто более глубокое и мощное – настолько мощное, что заставило двух пламенных борцов с заурядностью хотя бы в этом парном портрете предстать обычной-преобычной, трогательно-респектабельной четой.

Что-то в том же духе есть и в чинной, спокойной парадности их дома. Спроектировал жилище для супругов архитектор Хуан О’Горман, бывший примером типичного для тех времен латиноамериканского интеллектуала причудливого происхождения. Отец его эмигрировал из Англии и женился на приглянувшейся местной жительнице – которая, как оказалось, была дальней родственницей О’Гормана-старшего, потому что происходила от еще одного члена все того же британского семейства: тот служил в Мексике по дипломатической линии и наплодил тут множество не совсем законных детей. Сериальные эти хитросплетения продолжились и в отношениях молодого архитектора с семьей Кало и Риверы: с Фридой он учился в одной школе, а его жена некогда состояла при Диего ассистенткой.

Что пара художников хотела иметь в качестве жилища нечто показное – это очевидно. Ривера, поговаривают, прямо так и считал, что два отдельных дома для мужа и для жены – это очень эффектно, богемно и вообще с самого начала подчеркивает необычность положения. Фриде тоже нравилась идея: “Он сможет нормально работать – и я тоже”, – сказала она. С одной стороны, сепаратные дома в Сан-Анхеле все-таки трогательно объединены мостиком на уровне верхнего этажа “синего” (то есть Фридиного) дома. Кроме того, в соотношении двух жилищ, в особенностях их внутреннего устройства есть и реверанс традиционному испано-американскому взгляду на внутренние пространства жилого дома: есть парадная и просторная мужская половина, есть женская, более камерная и с чуть большей интимностью спланированная. Вдобавок и снаружи они выкрашены на вполне традиционный манер: у Диего – слепящая глаза на солнце побелка плюс черепично-красный цвет, у Фриды – глубокий кобальтово-синий. А в завершение всего вместо изгороди перед домом торчит роскошный частокол из плотно сросшихся высоченных зеленых кактусов.

Но этими деталями всякая латиноамериканская экзотика домов, по большому счету, и исчерпывается. Кактусы, каменные идолы доколумбовой эпохи, “Иуды” (фигуры монстров из папье-маше в рост человека), пылкая расцветка стен: если все это мысленно убрать, получится рафинированная “вилла со студиями” несколько индустриального стиля. В таком жилище не постеснялся бы обитать любой европейский “властитель дум” 1930-х годов, при этом и представить себе это жилище где-нибудь в прохладных альпийских предгорьях легче легкого. Вдобавок с внутренними помещениями на самом деле все обстоит шиворот-навыворот. Дом Фриды, та самая “женская половина”, на поверку оказывается не скромным, замкнутым и камерным, а богемно-дерзким. Спальня в нем объединена с мастерской и расположена на третьем этаже – это помещение с громадными окнами во всю стену с трех сторон. Собственно, это и была главная комната в ее доме – здесь она принимала любовников, работала – и болела. На первом этаже был еще гараж, на втором – небольшая гостиная (она же столовая) с примыкающей кухней, но чаще всего супруги трапезничали вместе в доме Риверы. Там просторная кухня-столовая вместе с совсем уж грандиозной студией занимают почти весь объем. А вот спальня Риверы – наоборот – крохотная и аскетичная до неудобства.

Практически во всем – амбивалентность, двойственность. Про эти дома не случайно говорили, что не очень понятно, какую именно образность хозяева имеют в виду: то ли индустриально-пролетарскую (настойчивый “фабрично-заводской” силуэт дома Диего), то ли завзято буржуазную – это если трубы и “палубные” ограждения кровли рассматривать как намеки на океанский лайнер. Что тоже романтично, но очень уж на свой лад: по-сытому, бестрепетно, как-то чересчур красиво и прямолинейно для этой необычной пары.

Фриду ощущение амбивалентности и маскарада только подзадоривало. Юношеский несчастный случай тому виной или что-нибудь другое, но ей куда больше нравилось “казаться”, нежели “быть”. Она страсть как любила – до самого своего конца – изображать разбитную гедонистку, хотя сложно сказать, насколько возможно быть разбитной гедонисткой, постоянно мучаясь от физической боли, которой так много в ее полотнах. Любила играть символами экзальтированного народного католицизма, будучи сама совершенно неверующей. Любила притворяться – и ведь с каким успехом – девушкой из мексиканского простонародья, происходя на деле из почтенной еврейской семьи эмигрантов из Восточной Европы. Да и сам ее имидж был игрой, хотя, увы, вынужденной: пышные старомодные наряды диких цветов, дополненные обильными украшениями вплоть до дешевых побрякушек, на самом деле скрывали недостатки фигуры, обезображенной аварией и тремя десятками хирургических операций.

Неискренней при этом Фрида не была ни минуты. И собственный блажной антураж, и прямодушие мексиканской крестьянки, и вычурные образы из религиозного искусства в живописи – все это запросто накладывалось на ее натуру, на ее запальчивость и провокационность. Зачастую Фрида окружала себя невероятно китчевыми вещами: знаменитая фраза Дианы Вриланд о том, что “плохой вкус лучше, чем никакого”, – это как раз про нее. Фрида показывала гостям свои странные приобретения, с нажимом говоря: “Это, конечно, ужасно – но это прекрасно”. Соглашаясь с первым утверждением, не все соглашались со вторым. Отношение художницы к тем, кто воспринимал ее со скепсисом, доходило до бешеной ненависти. Так, не повезло парижскому кружку сюрреалистов, которых Фрида, оказавшись в Париже в конце 1930-х, невзлюбила сразу всей компанией (сделав неохотное исключение разве что для Андре Бретона и Марселя Дюшана). “Ты не представляешь, какие суки эти люди, – жаловалась она в письме мужу. – Они все такие “интеллектуальные” и растленные, что я их больше не могу выносить”. И дальше, вдоволь побранившись, художница в сердцах завершает мысль политическим обобщением: “Стоит приехать сюда, только чтобы посмотреть, почему Европа загнивает, почему все эти люди – от хорошего до ничтожного – являются причиной всех этих Гитлеров и Муссолини”.

Конечно, водораздел между интеллектуалами и пижонами, слабаками и борцами, черным и белым не всегда определяется так прямолинейно. Но сейчас нам не всегда под силу оценить принципы, по которым Фрида и Диего формировали собственный круг общения. Потому что перечисли самых именитых персон оттуда – и компания выйдет весьма и весьма пестрая. Два крайних полюса в этом перечне – Джон Рокфеллер-младший, с одной стороны, и Лев Троцкий – с другой. Рокфеллер – это было, впрочем, нечто профессиональное и только профессиональное. Ничего личного. Капиталист платит деньги (и большие), художник-леворадикал, держа фигу в кармане, пишет фреску в Рокфеллеровском центре. Результат – скандал и денежная склока. Видимо, никакой растленности в этом не наблюдалось. Троцкий – тут уже сложнее. Мексиканские коммунисты, в то время постоянно делившиеся на непримиримые секты, к Льву Давидовичу питали самые разнообразные чувства, порой с восхищением не имевшие ничего общего. Фрида, однако, решила восхититься – из упрямства и чувства противоречия. И довела восхищение до абсурдной завершенности, затащив немолодого экснаркомвоенмора в постель. Как и ее прочие романы – с мужчинами ли, с женщинами ли, – связь была какой угодно, только не тайной, и оттого на фотографиях они оказались не раз запечатленными рядышком. Фотографии эти, кстати, грустноваты: Троцкий выглядит на них усталым, съежившимся. Он годится Фриде в лучшем случае в отцы и похож скорее на дедушку Калинина, нежели на самого себя образца революционных лет.

Этот роман, кстати, разворачивался как раз тут – в сан-анхельском доме супругов. Как и прочие события их насыщенной, бурной и ни на что не похожей совместной жизни образца первого брака. Эти несколько лет со стороны способны показаться квинтэссенцией той гипнотизирующей экзотичной пестроты, за которую, собственно, массовая культура и полюбила Фриду Кало – как художницу и как персонаж беллетризованных биографий. Вокруг дома постоянно кучковались сливки местной и приезжей богемы, на здешних вечеринках Фрида и Диего, не таясь, конструировали одну интрижку за другой; довольно бурные, надо думать, вечеринки чередовались с часами спокойного творческого досуга. Перебранки между мужем и женой, осложненные специфической планировкой дома, современники тоже описывают как веселый богемный фарс: сердясь на Диего, Фрида запирала вход в свой дом с мостика, так что грузному Ривере приходилось, пыхтя и отдуваясь, спускаться вниз и входить в ее дом через парадную дверь. Однако же первой кар
Контакты:
Адрес: Товарная, 57-В, 121135, Москва,
Телефон:+7 971-129-61-42, Электронная почта: contact@lossless.ru идеи для бизнеса с нуля
Исторический интерьер: "двойной дом" Фриды Кало и Диего Риверы в Сан-Анхеле.

Опубликовано 08.11.2017, автором , в разделе Тепловой режим в помещениях

возможно вас заинтересуют другие предложения:
   25 дек 2018
✨ 10 женщин со знаменитых картин, о чьих судьбах мы не знали...

о картине мы прежде всего знаем две вещи: ее автора и, возможно, историю полотна. а вот о судьбах тех, кто смотрит на нас с холстов, нам известно не так уж и много.1. жанна самариогюст ренуар, «портрет актрисы жанны

   14 дек 2018
Мужчина не должен…...

1. мужчина не должен быть слабакомумение защитить свою девушку, жену и детей от опасности – просто необходимость. а это дает только сила. именно она поможет тебе тягать тяжелые предметы, носить на руках красивых

   16 июн 2018
Светлый и живой интерьер в здании 1910 года в Мальмё...

Умение шведских дизайнеров с легкостью вписать их фирменный современный интерьер в роскошное пространство исторического дома всегда нас восхищало. Они, кажется, нашли оптимальный баланс старого и ново…

   11 июн 2018
Выдающиеся женщины в мире компьютерных технологий...

Аду Лавлейс знают если не все, то многие. Конечно, ее труд заслуживает всеобщего признания и уважения. Однако в мире компьютерных наук очень много женщин-ученых, чьи имена крайне редко включают в «топ…

   28 мар 2018
10 случаев с роботами, убившими людей...

Развитие робототехники и автоматизации, безусловно, необходимы для перехода человечества на новый технологический уровень. Но, как и в любой другой высокотехнологичной сфере, здесь есть свои риски. И…

   25 ноя 2017
Каким настоящий мужчина должен быть. ...

1. настоящий мужчина имеет твердый характеру настоящего мужчины обязательно должен быть твердый характер. иначе как он сможет обеспечить благополучие себе и своей семье только сильный духом мужчина сможет принять

   11 ноя 2017
Мужчина не должен… ...

1. мужчина не должен быть слабаком умение защитить свою девушку, жену и детей от опасности – просто необходимость. а это дает только сила. именно она поможет тебе тягать тяжелые предметы, носить на руках красивых

   22 окт 2017
Этот мужчина восстанавливает детские машины времён СССР, делая из них потрясающие...

Руслан Кучменов из города Нальчик творит настоящее волшебство, восстанавливая старые детские педальные машины времён СССР и трансформируя их в потрясающе красивые модели, которые достойны стать…

   17 окт 2017
Наша семейная рабыня...

Она прожила с нами 56 лет. Она бесплатно нянчила меня и моих братьев и сестер. Мне было 11 лет, и я был обычным американским ребенком, когда я понял, что это — рабство. Пепел лежал в черной пластмасс…

   15 окт 2017
Фотодоказательства того, что котики растут невероятно быстро...

Котята рождаются маленькими и совершенно беспомощными, слепыми и глухими, всё, что они умеют – это отыскивать соски своей мамы, спать и сосать. Однако они быстро растут и развиваются, и наблюдать за …

   13 окт 2017
Невероятно!! Вкуснейшее слоёное тесто всего за 10 минут!!!...

Теперь тесто в магазине не покупаю, готовлю только сама! Это чудесное тесто, просто палочка выручалочка. Готовить его элементарно, наверное и 10 минут много… а результат невероятный, мягкое и одновре…

вверх