Актуальные идеи для малого бизнеса с нуля
Идеи для бизнеса
» » Великаны озёр Вяйнолы

Великаны озёр Вяйнолы


Впервые об окунях-великанах озер Калевальского края (или края Вяйнолы, как называют его сами местные карелы), услышал я от карельского писателя Павла Романовича Леонтьева. Мы познакомились с ним, как по старой поговорке: “Рыбак рыбака видит издалека”, по публикациям в одном из рыболовных журналов.
Озёра Вяйнолы
– В иных озерах у нас водятся окуни, которые рвут самые крепкие лески и ломают удилища. Пару таких окуней с трудом всунешь в рыбацкий пестерь, – писал он. – Края наши замечательные. Ты сам убедишься. Озер и рек – без счета. Но зову я тебя не рыбачить, а вместе со мной воевать за сохранение этих замечательных мест. Нужен мне товарищ и единомышленник в этом. Чувствую, что ты согласишься со мной.
– Так я попал в края Калевальские, но это, так сказать, преамбула к рассказу о великанах Калевальских озер.
Вся наша семья увлекается рыбной ловлей. И на реках и озерах мы немало ловили разной рыбы. Однажды, когда мы с женой привезли с рыбалки метровую щуку и рубили её на колоде возле сарая, к нам подошел сосед карел и принес показать пойманного им огромного окуня.
– Видал, какие в Кинг-ярви водятся? – похвастал он. – Мне в сеть завалился, так всё полотно на себя замотал, насилу распутал. Ты на удочку-то таких никогда не ловил?
– Нет, – говорю, – и не ловил, да я и не видывал таких. – А у нас один старик ещё больших лавливал! Тебе таких, конечно, и не поймать! Удочки твои не удержат.
– Ну, это как сказать! – говорю. – Лески-то теперь не чета тем, что раньше были, хоть крокодила выдержат.
– Может, конечно, и выдержат, – кивнул он, – да только клевать у тебя они не станут. Старик-то их окуневые секреты знал. И ездил в такие дни, когда они ловились.
– Ну, это уж совсем чепуха! – говорю, – Окунь не лещ и не язь! Не такая уж он хитрая рыба.
– Э-э, ошибаешься, пойко! Старые окуни шибко хитрые и ленивые. Это тебе не щука… Признаться, слова соседа об окунёвой хитрости меня заинтриговали.
С моими представлениями об окуневом “характере” они совсем не вязались. И в ближайший свободный денёк на попутном лесовозе, приехал я на Кинг-ярви. День выдался самый подходящий – с моросью и безветренный. Я решил попытаться соблазнить таинственных великанов разными блёснами. В камышах отыскал чей-то салик, и, отплыв на нем за стену камыша, принялся, периодически меняя блёсны, облавливать все самые рыбные, на мой взгляд, места. Клёв был неплохой, но рыба ловилась мелкая. Окушки по ладошке да щурята граммов по триста. И ничего больше.
Вскоре я зацепил свою любимую блесну за какую-то донную корягу. Терять блесну было очень жалко, и я, отплыв от камышей, попытался достать до коряги шестом, но до дна не достал, а брёвна салика при этом начали как-то подозрительно качаться и расходиться под ногами. Пришлось срочно добираться до берега. Укрепил салик вицами из прутьев тальника, и снова на воду.
Сентябрьский денек короток, а мне к тому же на последние лесовозы успеть нужно, а то придётся почти двадцать вёрст пешком шагать. Решил напоследок карельский способ окунёвой ловли испробовать – на плавничок и на хвост пойманного окуня. Переоборудовал спиннинг на донную удочку с двумя крючками. На один насадил грудной плавник мелкого окуня, на другой снулую плотвичку. На первом же забросе поводок с плотвичкой оборвал в коряжнике.
Начал бросать, как на блесну, без какой-либо надежды на удачу, и уже решил подчаливать к берегу, когда клюнул долгожданный великан. Это не было похоже на привычную поклёвку. Показалось, что снова глухой зацеп, когда спиннинг вдруг потянуло у меня из рук. Я подсек, но потяжка рыбы не прекратилась. Рыба тянула за линию тростника, сразу за которой начиналась глубина. Леска натянулась и… лопнула на узле у поводка. Ругая себя за такую глупость, поспешно привязал новый поводок, новое грузило.
На дороге прогудел лесовоз, но я решил остаться до ночных рейсов. Здесь меня знают, посадят и ночью… Отрегулировал оснастку под “ходовую донку”, чтобы меньше цеплять за коряги, и начал планомерно “обшаривать” участки дна близ места первой поклевки. Прошло около часа. Все мои забросы пока впустую. Потихоньку сгущается темнота. Пора идти к дороге, иначе придется топать до Борового пешком. Последние забросы с проводкой вдоль тростников. И зацеп. Живой!
Он вдруг потянул с неожиданной силой, косо уводя от берега лесу. Вот это уже похоже на окуня. Но теперь я буду умнее! Никаких рывков, лишь бы салик мой не развалился… Тёмную рыбину с трудом видишь втёмной воде. Но и окунь как-то не проявляет буйного нрава, и мне удается зацепить его багориком под нижнюю губу. У самого берега брёвнышки все же разъехались, и я оказался в воде. И пока выливал воду из сапог и отжимал брюки и куртку, прогудел на дороге и второй лесовоз! Всё, попал!
До развилки дорог перед мостом через Чирка-Кемь тащился в мокром холодном камуфляже и хлюпающих сапогах, пока не догнала случайная попутка. Водитель посмотрел сочувственно и сунул мне замасленную куртку.
– Где это ты так влетел? – спросил без особого интереса и протянул смятую пачку сигарет.
– Кури! Рыбачил? И как? Чо поймал? Окуней больших… А на хрена они тебе? Их ведь ни в уху, ни на жарёху – чисто резина, нипочём не ужуёшь! Жена, увидев меня, ахнула, – Ну и хорош! Натуральный водяной! Сбрасывай скорее всё мокрое да за стол. Поешь, чайком погрейся, да вот и рюмочку прими, чтобы не простудиться. Ведь сентябрь на дворе!
Окуня мы измерили. Он оказался не так велик, как мне показался на озере: 46 сантиметров длиной, 24 шириной в “горбе”, и толстый, как черное полено, – 10 сантиметров в хребте. Взвесить его мы как-то не собрались…
Такой была моя первая встреча с окунем-великаном. При последующих посещениях Кинг-озера я ловил на ней неплохих окуней (правда, совсем не великанов) и средней величины хариусов, что было куда интереснее. Но встречи с окунями-гигантами в озерах края Вяйнопы у меня этим не закончились. Очень крупного окуня довелось мне поймать осенью того же года на озере Каллио-Ярви, в северной части Калевальского района. Туда мы с Леонтьевым приехали для того, чтобы подремонтировать его отцовскую кямппя, стоявшую на одном из мысов озера.
– Вот здесь я рос когда-то. Бабушка Марта меня учила ходить на лодке, ставить сети… Мою бабушку убил какой-то финский летчик. Тогда мы всей семьей плыли на плоту по озеру. Он видел, что это мирная семья, и стрелял просто так, для развлечения. Дал очередь по плоту и улетел… Знаешь, у меня немало друзей-финнов, но ту пулеметную очередь я запомнил навсегда. Жизнь оставляет такие метки, которые никакие годы не стирают, – рассказывал он мне, когда мы ремонтировали крышу избушки. – И озеро всё так же шумело, и лебеди кричали в заливах… А бабушка Марта лежала на краю плота с простреленной головой… – тихо говорил он. Когда мы отремонтировали избушку, он предложил мне половить в озере крупных окуней.
– Ты извини, что я сам не ловлю их. Я ведь карел, и даже наполовину саам, а саамы рыбалкой не занимались. А ты пока полови “матросиков”. На их грудки и крупного окуня поймаешь. Мне-то он не нужен. Жена окуней ни чистить, ни готовить не любит. Вот если сижков удастся поймать – другое дело. А ты попробуй. Его ловить интересно, сила, как у лошади! – улыбнулся он.
Я ловил с лодки у глубокого залива с каменными берегами. Ловил спиннингом, но на “ходовую донку”, так как глубина озера в этом месте была девять-десять метров. По стуку грузила о камни стало ясно, что дно здесь жесткое, а такое крупные окуни любят. Забрасывал так же, как и на Кинге, – на окуневую “грудку” с алыми плавничками. Проводил насадку свою в разных направлениях от лодки, которую тихонько сносило к берегу слабым ветерком. Хваток не было довольно долго. И я уже подумывал заменить донку с окунёвой грудкой на тяжёлую блесну, когда почувствовал знакомый мягкий толчок и мощную потяжку. Окунь шёл из глубины тяжело, но без резких рывков. И мне вскоре удалось поднять его к поверхности. Рыбина была такая большая и темная, а ее колючий гребень так устрашающе велик и колюч, что я поначалу просто боялся её брать. Потом решился и перевалил колючего гиганта через борт лодки. На этом я ловлю закончил.
Второй озерный гигант был крупнее пойманного на озере Кинг. Длина этого окуня составила 54 сантиметра, ширина в “горбе” – 26 см. И весил он З460 г. К сожалению, у меня не сохранилось фотографии этого окуня. Но, по словам местных жителей, полуметровые тёмноокрашенные окуни совсем не такая редкость в их уловах. Ловля их рыбакам-“сетевикам” удовольствия не приносит. Попавшиеся в сеть огромные окуни “закатывают” и портят сети. И в гастрономическом плане такие окуни хороши лишь для горячего копчения. Мои встречи с окунями-великанами озёр Калевальского района были и на Среднем Куйтто, и на очень глубоком озере Нюк. Все они были скорее случайными, специально ловить окуней-великанов я не стремился. Но каждая из встреч этих запомнилась, как настоящее приключение.

картинка


Контакты:
Адрес: Товарная, 57-В, 121135, Москва,
Телефон:+7 971-129-61-42, Электронная почта: contact@lossless.ru идеи для бизнеса с нуля
Великаны озёр Вяйнолы

Опубликовано 23.09.2018, автором , в разделе Всё о рыбалке

деньги в кредит онлайн

возможно вас заинтересуют другие предложения:
КАК ПРАВИЛЬНО ВЫБРАТЬ УДИЛИЩЕ ДЛЯ РЫБНОЙ ЛОВЛИ: ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ ПО ВЫБОРУ УДИЛИЩ...
Снасти и способы ловли карпа - для новичков...
А.П. Чехов — великий писатель и страстный рыболов (По письмам писателя и воспоминаниям...
Рыбалка на Алтае...
Видит ли рыба леску...
Наша семейная рабыня...
Выбор цвета лески. Различают ли рыбы цвета ...
вверх